ВАКЦИНА СМЕРТИ ИРИНА ГРАДОВА СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Книжки пользовались его особым уважением. Автор книги Ирина Градова. Ему понадобилась всего парочка серьезных стычек со сверстниками, чтобы утвердить свое место в иерархии жителей Дома: Первым делом они накупали себе всякой ерунды — от смартфонов до гигантских телевизоров, шатались по ночным клубам и дискотекам, пили пиво — короче говоря, занимались всем тем, что не дозволялось в Доме. Ирина Градова — Вскрытие покажет.

Добавил: Duzilkree
Размер: 62.15 Mb
Скачали: 44875
Формат: ZIP архив

Дети в Доме взрослели рано. Еще раньше они приходили к пониманию того, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Никто — ни директор, ни воспитатели или нянечки — не заинтересован в том, чтобы в этом помогать, мрина значит, нужно заботиться о себе самостоятельно.

Обмануть, украсть, отнять кусок у более слабого не считалось преступлением — нечего щелкать клювом, когда вокруг полно желающих. Спонсоры приносили в Дом игрушки, телевизоры и одежду. Облаченные вакциина новенькие курточки и пальтишки, под мышкой с разноцветными зайчиками и мишками, дети прохаживались перед умиленными взглядами дарителей, улыбались и благодарили, как их учили воспитатели.

Please turn JavaScript on and reload the page.

К вечеру, с уходом гостей, самые большие и дорогие игрушки распределялись между работниками Дома, как и импортная одежка, а телевизоры перекочевывали в кабинет директора, завуча, врача и на стойку охранника. Конечно, там ведь они нужнее, чем в игровой комнате, в конце концов, что дети понимают в телевидении?

Правда, семейные воспитательницы и работники кухни, все же порой испытывая угрызения совести, приносили из дома поношенные детские вещи взамен подаренных новых. Так что, в сущности, жаловаться было не на что: Однако от того, насколько ты мил с теми, в чьих руках находится твоя жизнь, зависело и то, насколько хорошую вещь тебе отдадут с барского плеча. На это могли реально рассчитывать процентов десять детей, а остальным оставалось лишь завидовать.

Особой популярностью пользовались светловолосые и голубоглазые. Ребятишки черненькие, да еще и, не приведи господь, со смуглой кожей, редко становились желанными для потенциальных усыновителей. Именно им предстояло проторчать в казенном учреждении до совершеннолетия, даже не успев совершить ничего, за что приговаривают к столь длительному сроку. У Саньки были очень светлые волосы, но слегка раскосые глаза цвета темного ореха ставили усыновителей в тупик.

Внешность мальчика русской не назовешь, поэтому Саньку хоть и частенько рассматривали в качестве потенциального сына, но потом останавливались на детях, чьи черты лица не вызывали сомнений.

Саня рано усвоил, что попадание в семью ему не грозит, а потому пользовался всякой возможностью для того, чтобы облегчить себе существование в Доме. Предметы парню давались легко, кроме того, они были единственным стоящим занятием, отвлекающим от скуки и невеселых мыслей о собственном будущем.

Как правило, дети не интересуются столь фундаментальными вещами, живя днем сегодняшним, но Саня рано повзрослел.

На его глазах старшие ребята покидали Дом и отправлялись восвояси. Для него это означало только одно: Дорога для детей из дома обычно лежала в ремесленное училище.

Там их обучали малярно-штукатурному делу, укладке кафеля и монтажным работам. Учиться дети из Дома не любили. Всю жизнь их худо-бедно обеспечивало государство: Первым делом они накупали себе всякой ерунды — от смартфонов до гигантских телевизоров, шатались по ночным клубам и дискотекам, пили пиво — короче говоря, занимались всем тем, что не дозволялось в Доме. А потом они вдруг с удивлением обнаруживали, что деньги закончились.

Примерно пятерым из ста выпускников Дома удавалось устроиться на работу и наладить свою жизнь. Остальные попадали в колонии и тюрьмы, теряли жилье и оказывались на улице, спивались, нищенствовали и в конечном итоге навсегда исчезали из поля зрения вацина Дома. Их никто не гадова. Уже в семь лет Саня знал, что не хочет в ремесленное училище. Он наблюдал за окружающими, словно все они являлись диковинными животными, чье поведение невозможно предсказать или объяснить, а потому интересно анализировать.

  КНИГА ЛЕТЧИКИ ИСПЫТАНИЯ САМОЛЕТЫ А Я ИСАЕНКО Н.Д ЛЕВАДНЫЙ А.М ЭЛЬКИНБАРД СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Он уже не волновался во время визитов возможных усыновителей, однако был не прочь подсобить приятелям. Глаза гостей вмиг наполнялись слезами, и они так и норовили схватить находчивого ребенка и сжать его в объятиях. Таким образом, усыновление становилось лишь делом времени. В награду за услуги Саня принимал все — от еды и конфет до книжки, перепавшей от спонсоров. Книжки пользовались его особым уважением. Саня рано ваецина, что из них можно узнать гораздо больше, чем от воспитателей и преподавателей, которым недосуг заниматься развитием детей.

Воспитатели считали Саню странным ребенком, но не могли не признавать его одаренности. Другие дети поначалу пытались задирать мальчишку, но Саня быстро показал зубы: Кроме того, он не боялся боли и мог драться до тех пор, пока противник не поймет всю тщетность своих попыток заставить Саню признать поражение. Ему понадобилась всего ыакцина серьезных стычек со сверстниками, чтобы утвердить свое место в иерархии жителей Дома: Единственным человеком, к которому Саня испытывал привязанность, стала нянечка.

Вакциоа почему-то приглянулся ей с первого взгляда.

Похожие книги на «Вакцина смерти»

Он никогда не думал о своей матери. Вернее, старался не думать, но мысли так и лезли непроизвольно, особенно по ночам, когда голова свободна от решения насущных проблем. Саня не то чтобы мечтал познакомиться с женщиной, бросившей его, но ему хотелось бы знать, кто она, как выглядит и почему не оставила его в роддоме, а выбросила на помойку, прямо в Новый год, когда все население страны веселилось и праздновало.

Однако гораздо больше он хотел бы встретиться с другой женщиной — той, что нашла грудничка, окоченевшего до такой степени, что он не мог даже плакать. Они с бабой Марусей много разговаривали — обо всем на свете и ни о. Старушка была не особо образованной, зато у нее имелся огромный жизненный опыт и нерастраченные нежность и доброта. На самом деле он вовсе на это не рассчитывал, но нянечка, кажется, восприняла его реплику серьезно.

Очень скоро Саня узнал ответ на этот вопрос — баба Маруся умерла. Умерла прямо на его глазах, неожиданно повалившись на пол, все еще держа в руках мокрую тряпку, которую как раз собиралась намотать на швабру. Местный доктор, за которым Саня немедленно бросился в медкабинет, пощупал пульс бабы Маруси и, тяжело поднявшись с колен, вздохнул:.

Саня не плакал — просто не знал, как это делается, но почему-то старшая воспитательница положила руки ему на плечи и тихо сказала:. Но Саня точно знал: Если бы он знал, что делать в таких случаях, она бы еще пожила, а он не остался бы совсем.

Николас уже в десятый раз проверял, хорошо ли заперта дверь, и еще плотнее задергивал занавески на окнах, словно боясь, что каждый луч света, проникающий в комнату, может оказаться смертоносным — таким же смертоносным, как и содержимое обитого тонколистовой сталью пластикового чемоданчика, сейчас безопасно лежащего на кровати. Николас работал с содержимым чемоданчика несколько лет и, казалось бы, знал его вдоль и поперек, но теперь он вынужден был признаться, хотя бы самому себе, что боится.

Боится, словно то, что спрятано внутри, может неожиданно вскрыть замок и выбраться наружу. От одной мысли об этом его затошнило. Тогда зачем он здесь — разве не затем, чтобы осуществить чью-то ненормальную мечту?

Ирина Градова — Вакцина смерти

Нет, нет, конечно же, нет! Он здесь лишь затем, чтобы получить деньги — те, что положены ему за многолетние труды. И он получит, что причитается, и наконец сможет позволить себе все то, о чем так долго мечтал. Ради этого он работал, жертвовал личной жизнью и свободным временем. Осторожный стук прервал его размышления. Николас нервно бросил взгляд на часы: Действительно, чего это горничной вздумалось припереться в девятом часу вечера?

  ПЛАНТАГЕНЕТЫ САМАЯ КРОВАВАЯ ДИНАСТИЯ БРИТАНИИ 2014 СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Так вы впустите меня или я пойду дальше? Только учтите, что до завтрашнего вечера к вам никто не придет…. Николас окинул мрачным взглядом бедненькую обстановку номера. Вот уже несколько дней он безвылазно сидит здесь, боясь высунуть нос на улицу — возможно, его уже ищут! Полотенца и белье не меняли трое суток, туалетная бумага заканчивалась, а за окном стояла удушающая жара. Пыль, собравшаяся по углам, заставляла Николаса чихать — у него была аллергия, и еще один день без уборки вполне мог вызвать приступ астмы.

Скрип старой двери и тихий звук выстрела слились воедино. Последним, что увидел Николас перед смертью, было милое женское личико, обрамленное рыжими кудряшками. На его лице читалось восхищение удивительным искусством людей, чьи кости сгнили сотни лет.

Студенты окружили Старостина, ловя каждое его слово. Он был для них не только преподавателем, он являлся богом, который нес свет знаний.

Профессор рассказывал им о скифских курганах, они избороздили раскопами берега реки — одному создателю известно, чего ему стоило каждый раз добиться разрешения на экспедицию! И вот наконец они нашли ЭТО. Все знали, что она насмерть влюблена в Старостина — впрочем, как и половина женской составляющей группы.

Старостин являлся именно таким человеком, которому женщины не иринна возможным противостоять: Если мы правы, то этот курган относится к периоду наибольшего экономического и политического могущества скифов, то есть к… третьему веку до нашей эры.

Вакцина смерти (Ирина Градова) читать онлайн книгу бесплатно

Погребальное сооружение, обнаруженное археологической экспедицией, состояло из глубокого колодца, служившего входом, и коридора с подземными нишами — смертп для покойников. Находящиеся там массивные золотые гривны, шейные обручи, бусы, золотые серьги и браслеты и в самом деле представляли собой огромную ценность, как и обшитые золотыми бляшками одежда, головной убор и погребальные покровы.

Люда Самолова, самая красивая девушка в группе, да и на всем археологическом факультете, была личностью яркой, и профессор наконец заметил ее отсутствие — к страшной досаде Розочки.

Кстати, первый так и не состоялся. Мы оба работали, он — заведующим отделением ортопедии и травматологии, вокцина — анестезиологом в той же больнице, и не смогли уйти в отпуск одновременно. Я чувствовала себя виноватой перед мужем. Во-первых, я вакцтна его одного почти на три месяца. Конечно, Шилов у меня мужик самостоятельный и прекрасно может себя обслуживать, но семейная жизнь, что ни говори, есть семейная жизнь, а я оказалась вырванной из нее на долгий срок.

Но терзало меня вовсе не это, а то, чего я ни за что и никогда смрети могла рассказать Олегу. Это я-то, верная жена, примерная мать! Ни я, ни тот мужчина не придавали значения минутной слабости, однако чем дальше, тем больше беспокойная совесть грызла меня изнутри, лишая покоя и сна. Ночами, лежа рядом со спящим Шиловым, я смети, стараясь не потревожить его, и размышляла.

Мама просто не поняла бы меня, и даже лучшая подруга Лариска наверняка осудила бы мой опрометчивый поступок.

admin