ПИСАРЕНКО ТАЙНЫ ДВОРЦОВЫ ПЕРЕВОРОТОВ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Во вторник 23 мая Андрей Иванович Остерман в Верховном Тайном Совете произнес имя Марии, испрашивая согласия правительства на брак Меншиковой с императором. Между тем эти извозчики — сезонные. А ранее арестованных холопов Салтыкова, исключая доносчика, предписали освободить из-под стражи. Но о беседах с Петром Андреевичем, к счастью, вспомнил. Вдруг, как в сказке СИ. В июле триумвират превратился в квартет, в котором первую скрипку по-прежнему играл Остерман. Но неприятный осадок, конечно, остался в душе, усугубив огорчение, вызванное историей с Сапегой.

Добавил: Gusho
Размер: 6.6 Mb
Скачали: 89575
Формат: ZIP архив

Писаренко в своей книге рассматривает тайные пружины дворцовых заговоров и переворотов, знакомит читателя переворлтов яркими личностями того времени, развенчивает устоявшиеся мифы и легенды. Истина и миф… Сколько существует историческая наука, столько первая пытается победить в ней перевоотов, но до сих пор никак не получается.

Слишком много усилий — и творческих, и физических, и душевных — требуется приложить, чтобы собрать воедино, проанализировать и состыковать друг с другом все сохранившиеся документальные свидетельства о том или ином событии.

Ведь это единственный способ достижения желаемой цели — восстановления подлинной картины прошлого.

Прочие средства, к сожалению, самообман, миф порождающий. А миф порочен, в первую очередь потому, что, завлекая своей правдоподобностью, обрекает на совершение ошибки. Причем миф, как сорняк, взрастает легко, быстро и перевонотов завидным долголетием, имея благодатную питательную среду — лень и эгоизм исследователя.

Лень блокирует его волю к поиску максимального числа источников, к тщательному и всестороннему осмыслению накопленного материала.

Преворотов эгоизм заставляет до конца держаться раз обнародованной версии, невзирая ни на конструктивную критику оппонентов, ни на вновь обнаруженные или ранее не учтенные факты, противоречащие полюбившейся концепции. Между тем господство мифа в истории превращает данную науку в мертвую и бесполезную для смежной с ней дисциплины — политики, нуждающейся в точном знании о закономерностях общественного развития, формах государственного устройства, роли личности в разных политических обстоятельствах.

При отсутствии такого знания политика остается опасным природным явлением, время от времени поражающим человечество то революцией, то войной. Точь-в-точь как в ненастную погоду молния, смерч или ураган. И, увы, пока историки не дворовы дискутировать о предпочтительности той или иной мифической схемы, не займутся скрупулезной, подетальной реконструкцией поступков наших предков, говорить об обуздании разрушительной мощи политических процессов не приходится.

История для писсренко то же, что математика, физика и химия для изобретателя. Как воздух, нужна консультативная помощь исторической науки. Конкретный человек нынешней истории интересен не сам по себе, а как выразитель чаяний наций, классов, различных социальных групп. Однако историю вообще и политическую историю в частности творят конкретные люди, со своими идеями, желаниями, вольными или невольными заблуждениями.

И, значит, лишь анализ каждого слова и шага каждого человека способен высветить подлинную картину истории, как в целом, так и в политическом ее аспекте.

Конечно, докопаться до истины глобального масштаба едва ли. В архивах и библиотеках просто не отложился соответствующий материал. Исходя из доминирования вышеуказанного принципа изучения истории, калейдоскоп свержений царей и регентов в течение немногим более четверти века принято объяснять, во-первых, упразднением в году древнего принципа преемственности власти — по прямой мужской линии, и, во-вторых, волевым вмешательством в порядок престолонаследия русских янычар — выпестованных Петром гвардейцев.

Вот якобы ключевые причины возникшей на российском политическом Олимпе династической чехарды. Схема нового мифа родилась, и тот со временем крепко засел в анналах исторической науки. Впрочем, не стоит забегать. Правильнее рассказать о каждом из них по порядку.

Как правило, только то, что Александр Данилович Меншиков в союзе с П. Ягужинским, Феофаном Прокоповичем и другими, опираясь на поддержку гвардии полков, заставил сенаторов — сторонников внука царя-реформатора, великого князя Петра Алексеевича Д. Репнинпровозгласить преемником вдову скончавшегося государя.

  ЛЮЧИЯ КУБЕЛЛИ ВСЕ КНИГИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Тайны дворцовых переворотов — Константин Писаренко

Кульминацией дворцовой революции стало появление в царской резиденции толпы преображенцев и семеновцев, которые потребовали отдать скипетр матушке-царице, что перепуганные члены Сената тотчас одобрили.

Такую трактовку событий изложили в своих знаменитых мемуарах Геннинг Бассевич, Бурхард Миних и некий аноним, чей труд прежде приписывался вице-адмиралу Никите Вильбуа, а скорее всего, принадлежит перу профессора Российской академии наук Я. Прочие свидетельства, в том числе и описание переворота Феофаном Прокоповичем, опубликованное в году, реляции французского посла Ж.

Кампредона за январь — февраль года, до сих пор служат для историков в качестве не первоисточника фактов, а кладезя занимательных дополнений к общепринятой версии. При этом показания непосредственных очевидцев, противоречащие канону, просто игнорируются. Хотя, если отрешиться от привычной схемы и попытаться сопоставить и логически увязать между собой все имеющиеся известия о драме, разыгравшейся в ночь на 28 января 8 февраля года, как давно обнародованные, так и обнаруженные в архивах в последнее время, то картина получится совсем не та, что растиражирована в популярных литературных романах и киноэкранизациях.

Будущий граф Павел Иванович Ягужинский, видимо, задерживался или вообще не пожелал явиться, почему сановники решили не ждать генерал-прокурора, а без проволочек приступить к рассмотрению повестки дня. Первым из приемного покоя в присутствие секретарь вызвал директора Канцелярии от строений. Ульяна Акимовича Сенявина возмутило излишнее усердие генерала-полицмейстера Антона Девиэра, который в погоне за казенной прибылью велел подчиненным ставить клейма на хомутах уездных извозчиков.

Многие недовольные сбежали из Петербурга. Между тем эти извозчики — сезонные. Они не трудились в столице круглый год, и на них не распространялся хомутный сбор, требующийся для содержания городских фонарей. Выслушав господина директора, сенаторы дали слово секретарю, который зачитал спровоцировавший конфликтную ситуацию указ от 13 декабря года. Вторым в зал вошел целовальник китайского каравана. Прежде чем одобрить отправку экспедиции на Дальний Восток, их сиятельства спросили у чиновника, нельзя ли распродать товары не в самом Пекине, а в Урге у зенгорцев, народа, проживавшего на северо-западе современного Китая, частично в Монголииесли она по пути, или в ином каком близком от русской границы месте, дабы сократить сроки путешествия.

Целовальнику пришлось огорчить вельмож: К тому же нередко туземцы предлагают в оплату изделия невысокого качества.

Министры разъяснения приняли к сведению и санкционировали вояж до китайской столицы. Затем Павел Иванович Ягужинский, приехавший во дворец на исходе девятого часа, доложил Сенату о новых обстоятельствах в деле дворовых Салтыкова.

Писаренко Константин Анатольевич

Посовещавшись, сановники постановили провести более тщательное расследование в Юстиц-коллегии, привезя все бумаги из Углича и из Московского надворного суда в Петербург. А ранее арестованных холопов Салтыкова, исключая доносчика, предписали освободить из-под стражи. Сенаторы едва успели сформулировать общее мнение по третьему пункту, как вдруг дверь в зал с шумом распахнулась, и на пороге появился офицер гвардии Родион Кошелев с ошеломившей всех новостью из Нового Зимнего дворца: Стрелки на стенном циферблате показывали десятый час пополуночи.

Почему фраза Кошелева повергла в шок сенаторов? Потому что почти сутки истекли с того момента, как петербуржцы вздохнули с облегчением, уверенные в начале постепенного выздоровления императора, более недели с 17 января мучившегося от застоя мочи.

Боли то отпускали монарха, то нестерпимо усиливались, и тогда в западном крыле дворца раздавались истошные крики несчастного. Придворные врачи во главе с Лаврентием Блюментростом выглядели беспомощными, хотя упрямо продолжали настаивать на избранном ими курсе лечения. Через несколько дней острые боли утихнут и, если Его Величество позволит сделать себе операцию без нее не обойтисьфранцуз-хирург из свиты Ж.

  ПОЛЬ БРЕГГ ЧУДО ГОЛОДАНИЯ FB2 СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Петр весьма неохотно согласился с эскулапом. Сам же в надежде найти иной способ исцеления, без хирургического вмешательства, 19 января снарядил в Москву курьера — конюха Андрея Суворова — за светилом медицины греком Георгием Поликоли. Вечером 20 января боли действительно стали ослабевать. В пятницу 22 января спала температура, моча заметно посветлела.

Пора было делать операцию. Однако государь не торопился вызывать итальянца с французом. Он явна боялся человека с ланцетом в руке. Драгоценные часы благоприятного перерыва в болезненных припадках быстро таяли. Паузой так и не воспользовались. Поздним вечером 23 января кризис повторился.

Писаренко Константин — Тайны дворцовых переворотов

А с ними и мучения императора. Несмотря на очевидное ухудшение, Петр по-прежнему откладывал операцию.

Зато в ту же субботу го послал очередного нарочного — капрала-преображенца Никиту Данилова — в Москву за знаменитым доктором Бидлоо, который уже вряд ли бы смог чем-либо помочь. Аззарети напрасно бил тревогу.

К нему не прислушались ни го, ни го числа. Полагаю, придворные архитекторы в том не виноваты. У них просто не хватило духу спорить с грозным работодателем. А тот до конца сопротивлялся неизбежному. Лишь утром 25 января Петр Великий капитулировал: Царь осознал, что дальнейшее промедление с обращением к хирургу смерти подобно, и отважился вручить свою жизнь англичанину Вильяму Горну, пятнадцать лет служившему в госпиталях Франции.

Тот успешно реализовал советы итальянца. Больной тотчас почувствовал себя лучше и, нуждаясь в отдыхе после сильной предоперационной нервотрепки, вскоре заснул. А вот врачам в тот понедельник, похоже, не довелось безмятежно сомкнуть глаз. Их, конечно, насторожила подозрительная смесь мочи с частичками сосудов, поврежденных едкой жидкостью. Но до поры до времени они предпочитали помалкивать, не желая стращать придворных печальными перспективами, слух о которых, безусловно, подорвал дворцосы душевное равновесие высочайшей персоны.

Похожие книги

Между тем оно императору сейчас требовалось больше. Медики старались приободрить окружающих, ожидая с тревогой нового дня. Вопрос элиту российской медицины волновал один: Иными словами, проникла инфекция в кровь или нет? Оставалось уповать на дворцоцы Господа. Вечером в понедельник и в ночь на вторник император озноба не ощутил. Наоборот, неплохо выспался, а на рассвете 26 января выразил желание поесть немного овсянки.

Около девяти часов утра монарху в Конторку узенький кабинет на втором этаже западного флигеля; прямо под ним — кухня с лесенкой наверх принесли тарелку с кашей. Он сделал несколько глотков, дворыовы вдруг все находившиеся в комнате заметили, что царя пробивает дрожь.

Врачи пощупали лоб, пульс и моментально поняли: У государя — жар. К сожалению, чуда не случилось. Потеря двух с половиной суток предрешила трагический финал. Страшная весть мигом разлетелась по дворцу, позже по всему городу. Первыми спустя минут пятнадцать — двадцать в императорскую резиденцию из соседнего по каналу дома пришли пять сенаторов вместе с генерал-прокурором.

Петр Толстой сразу направился к Джованни Аззарети. Общение с доктором было кратким. Итальянец обрисовал ситуацию лаконично и без обиняков:

admin