АЛЕКСЕЕВ СЕРГЕЙ СОКРОВИЩА ВАЛЬКИРИИ 4 КНИГА СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Пасть была точно человеческая, разве что крупнее желтые зубы Для Сибирского отделения Академии наук. По его разумению, она состояла из двух главных аспектов: С подступающим, сосущим страхом он медленно осознал, что теряет ощущение формы. То есть узнавали его лицо, залысины, Он остался стоять, как белый корабль у пирса!..

Добавил: Mugrel
Размер: 5.59 Mb
Скачали: 83276
Формат: ZIP архив

Есть на Земле Звездные Раны — следы космических катастроф. В одном из таких мест, отличающихся аномальными явлениями, на Таймыре, построен научный город Астроблема. Туда в поисках Беловодья, легендарной страны счастья, устремляется журналист Опарин Тем временем в Горном Алтае, в Манорайской впадине, ведется глубинное бурение. Мамонт и Дара, как всегда, оказываются там, где Земле, хранящей Соль Знаний, грозит беда.

На весь окружающий мир и суету сокровиащ Святослав Людвигович смотрел печально и безрадостно, как поживший и заезженный конь, поставленный за ненадобностью в стойло, но пока еще не лишенный сил.

Время от времени его приглашали на какие-то заседания ученых советов, куда он принципиально не ходил, поскольку не желал выглядеть старинной мебелью, поставленной для антуража; бывало, вызывали на собрания ветеранов-геологов, которые он тоже игнорировал, ибо знал, что, кроме ностальгических и хвастливых воспоминаний, бутафорского костра в соседнем сквере и походных песен, исполняемых под гитару старческими голосами, ничего интересного не.

А еще сткровища десятки зазывающих писем из всевозможных общин, обществ, сект и медитационных центров, которых расплодилось великое множество и которые стремились заполучить у академика некие «знания». В переписку он не вступал и всю почту вместе с присланной литературой связывал в пачки и складывал на антресолях: Валькриии Насадному предлагали уехать из России: Второй раз зазывали в Англию, причем к нему в Валькираи специально приезжал представитель компании «Де Бирс», обещавший обеспечить достойную, цивилизованную старость.

Академик мягко и упрямо отказывался, не выдавая своих убеждений относительно свободы, капитала и, в частности, хищной волчьей пасти вышеозначенной фирмы.

И только однажды сорвался, когда ни с того ни с сего в октябре девяносто третьего ему как старому академику предложили проклясть засевший в «Белом доме» парламент.

То ли спутали с другим старейшим питерским академиком, охотно проклинающим всех, кого ни предложат, то ли решили, коль он родился в буржуазной Прибалтике, то, следовательно, — сторонник прогрессивных реформ, расстрелов и западного образа жизни. Что-то вроде латышского стрелка-наемника в свое время. Возмущенный Святослав Людвигович написал страстное, гневное письмо и разослал во все газеты, которые знал, но опубликовали его валькиири в незаметной частной газетенке; в других обозвали «красным фашиствующим академиком».

После этого Насадный вообще самоустранился от мирской жизни и даже на улицу выходил лишь с наступлением сумерек, либо в дождливую валькмрии, когда можно не просто прикрыться зонтом, а отгородиться им от прохожих. Занять время у него было чем, и увлечение это давно стало художественным творчеством, к которому он, как всякий творец, относился щепетильно и страстно.

Лет сокровищп назад, когда в камералке института списали и выбросили в металлолом старинное, еще дореволюционное камнерезное оборудование, Святослав Людвигович перетащил его к себе на квартиру просторную, академическую, только что полученную вместе со званиемотремонтировал, запасся алмазными дисками, пилами и превратил прежний минералогический музей в мастерскую.

Сначала валкьирии изготовлял шлифы валькирти распиливал камни и до зеркала шлифовал одну поверхность, выявляя таким сокроцища внутренний рисунок и красоту минерала или куска породы; потом, когда появилось бессмысленное количество свободного времени, принялся делать крошечные шкатулки и, наконец, творить каменные панно, размером сокрвища спичечного коробка и до метровых полотен.

И, как Скупой Рыцарь, никому не показывал своих произведений ни под каким предлогом. Однако же представителю «Де Бирса» откуда-то было известно об увлечении академика, и он явился под предлогом кеига на шедевры камнерезного искусства. Насадный сразу же заподозрил, что гость пришел вовсе не за этим, и насторожился, то есть стал холодным и непроницаемым.

  СЕВЕЛА ЭФРАИМ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

В прежние времена он с удовольствием показывал свой минерало-петрографический музей, давно уже выплеснувшийся из кабинета и растекшийся по всей квартире: Рядом с камнями, а то и вперемешку с ними, лежали книги, брошюры, папки с бумагами и рукописи; лежали в связках и россыпью, поскольку тоже давно не умещались на полках, так что ходить по квартире сокроаища было лишь по узким вытоптанным по паркету тропинкам.

В этих же завалах, между двойными стенками шкафов с образцами и книгами, тщательно оберегаемые от мышей, хранились запасы круп, муки, сахара, спичек и соли — своеобразный мобзапас. Святослав Людвигович пополнял его чуть ли не еженедельно, покупая лишний пакет, банку, упаковку продуктов, подлежащих длительному хранению, прятал и скоро забывал куда, ибо в следующий раз, подыскивая место для очередного пакета, вдруг обнаруживал старую закладку.

Быстрее всего портилась мука — заводился червь или жучок, однако академик ничего не выбрасывал, аккуратно просеивал, слегка подсаливал мелкой солью и снова прятал.

Он понимал, что это болезненная привычка, мания, но ничего не мог поделать с собой, поскольку блокада к старости давала знать о. И когда ему предлагали покинуть Питер, в первую очередь он с ужасом и жалостью смотрел на свои покрытые толстым слоем пыли сокровища и наперед знал, что не оставит обжитого гнезда, какими бы заманчивыми ни были предложения.

После визита представителя компании «Де Бирс» он вообще перестал впускать кого-либо в дом: Он никому не мешал, хотя превратил квартиру в камнерезку: Если входил в эту мастерскую, то и сам отключался от мира, не внимая ни звонкам, ни стукам. Этот назойливый, надоедливый стук он услышал, поскольку находился на кухне. Привычно игнорируя его, Святослав Людвигович сварил кашу и вынес кастрюлю на балкон, чтоб поскорее остыла.

И тут увидел пару: Они терпеливо гуляли у подъезда, как двое влюбленных, но изредка поглядывали на окна квартиры академика. Конец сентября был дождливым, сумрачным и парень продрог, ссутулился унига курил, не вынимая сигарету изо рта, но его подруга словно не замечала холода. По виду это был типичный аспирант или соискатель, написавший наконец-то кандидатскую к тридцати пяти и сергрй пришедший в сопровождении жены заполучить рецензию академика.

Таких за последнее время побывало с десяток, и Насадный всем отказал, ссылаясь на то, что мнение опального академика не поможет, а напротив, повредит. Некоторые уходили с благодарностью за такое откровенное предупреждение, некоторые с тоской в глазах Стучали наверняка они, и хотя за расстоянием было не разглядеть лица, Насадному показалось, что этот парень уже приходил однажды. Академик задержался на балконе, выждал, пока пара войдет в подъезд.

Через полминуты — время, чтобы подняться к двери его квартиры — стук возобновился. Насадный пообедал, вымыл посуду и сел в кабинете за работу — парень, на сей раз с кейсом в руке, все стучал, методично, через короткие промежутки.

Обычно терпения у посетителей хватало на четверть часа, не более, чаще всего уходили, оставшись неизвестными, или бросали записку в почтовый ящик. Этот проявлял чудеса выдержки, в общей сложности пробыв под дверью около четырех часов, и все это время работа у академика сокровиа клеилась отчего-то хандрил компьютер, зависала графическая программа, с помощью которой он составлял из кусочков будущее каменное полотно. Машина была старая, слабосильная для валькприи программ, однако удивительно чувствительная и давала сбои, когда Насадный был не в настроении или злился.

Информация о книге:

И сейчас у него вдруг слетел файл, где он почти уже выложил мозаику из полусотни разрозненных деталей. Как только незваные гости ушли, он обрел душевное равновесие, и все поправилось. На другой день он попал в осаду с самого утра. В очередной раз, когда стук прекратился на перекур, у подъезда опять гуляла та же парочка, и парень сегодня показался более хмурым и решительным.

  МАРИНА КРАМЕР НЕ ВЕРЬ БОЙСЯ ОТПУСТИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Тогда Святослав Людвигович снял дверь с запоров и чуть приоткрыл. Гость занес было руку и от неожиданности застыл. На полутемной и гулкой лестничной площадке старого питерского дома каждый звук усиливался, и потому голос прозвучал будто из динамика. Мы хотели поговорить с академиком Насадным.

Сергей Алексеев – Сокровища Валькирии (Книга 4)

А это моя жена! Ну, телевизор, видик, радиоприемник Как всегда в подготовительный к собиранию панно период, с утра до вечера работал компьютер Прошу вас, выключите, тогда мы войдем. Насадный сходил в кабинет, выключил компьютер и впустил гостей.

Они сняли плащи, со скрытым любопытством озирая необычное наполнение квартиры, с удовольствием восприняли, что здесь можно не снимать обуви, и прошли за хозяином в кабинет. Я ваш валькириии, работал главным геологом, теперь Специальной экспедиции в системе военно-инженерных войск. Гость вызывал чувства не однозначные: Но жена его была мила. Она отстраненно рассматривала полотна академика на стенах и, кажется, ничего не слышала. А закрытые источники почему-то так Материалы сокновища Таймыру находятся в Министерстве геологии и Минфине, — отчеканил Насадный.

Но того, что нужно мне, там нет и никогда не. Меня интересуют ваши работы по поиску прародины человечества. Святослав Людвигович взглянул на него иными глазами и вместо скрытого упрямства увидел нечто иное. Это не имело ничего общего с душевной болезнью; такой свинцовый отблеск появляется в глазах у совершенно здоровых людей и называется одержимостью.

Сокровища Валькирии (Книга 4) | Электронная библиотека eTextLib. Скачать ePub и fb2 бесплатно.

Он тоже геолог по образованию, но сейчас торгует бензином, строит автозаправки по Московской области. За счет своих связей.

Теперь у него большие проблемы, его Эксперт Впрочем, и сам Шейх больше не нуждается в информации Академик понял, что толку не добиться, да и в общем-то было не особенно важно, каким образом этот одержимый Зимогор узнал о его давнем и почти тайном увлечении. Несколько месяцев назад у него побывал еще один одержимый — волею судьбы журналист Сергей Опарин, который тоже пришел спросить о родине человечества. И можно было сделать двоякий вывод: Он сам был таким, однако в отличие от других, умудренный возрастом, осознавал свое состояние.

Мне она, если откровенно, не очень-то и нужна. Нет, конечно, все это любопытно, только я никогда не ставил задачи, не занимался А что, вы считаете, родина человечества там? Академик посмотрел на него, как на обнаглевшего студента. Зимогор смутился, почувствовав жесткость собеседника, и, вероятно, от этого только усугубил положение. Из реальных фактов, имевших место. Вы открыли на Таймыре алмазы космического происхождения, уникальное, богатейшее месторождение.

Ведь это еще не доказательство, что именно в этом кратере возникла разумная жизнь. Алмазы — да, их можно пощупать руками Но даже они возникли Там нет ничего такого, что бы указывало на возникновение разумной жизни.

Он слушал весь этот лепет и чувствовал, как теряет терпение. Знал бы — не впустил!

Мы принесли вам радостное известие! И все равно, счастье вам улыбнулось! России хватило бы на всю оставшуюся историю Я видела только фотографии!. Стеклянный купол и тропическая растительность в Арктике вообще потрясает воображение!.

admin